«Был в аду на этом свете» — история узника концлагеря, который выжил

По-разному сегодня люди относятся к Великой Отечественной войне. И наверное, этому не стоит удивляться во времена, когда история так регулярно переписывается, а у людей так кардинально меняются ценности и ориентиры.

Однако, именно сегодня, 9 мая, радует то, что еще есть живые очевидцы тех страшных событий, которые могут рассказать правду. А нам просто необходимо ее выслушать, запомнить и передать своим детям. Передать для того, чтобы они знали о том, что война — это страшно.

Ко Дню Победы, Укринформ рассказал историю человека, который прошел через ад на земле. Прошел, но сумел выжить.

Игорь Федорович Малицкий выглядит намного младше своих лет, а ему уже 94 года. Он профессор и до сих пор преподает на кафедре технологии машиностроения в харьковском вузе.

Уверенный пользователь ПК и даже имеет свою страницу в Facebook. Ходит с палочкой, хотя может и без нее. Много шутит, часто говорит о женщинах, которыми очень увлекается.

Лишь выбитый на руке номер «188005» выдает в этом стареньком, но жизнерадостном дедушке человека, который прошел ад на земле. Он — бывший узник четырех нацистских концлагерей.

Пережил Голодомор, рано потерял отца — командарма Красной армии, репрессированного в 1938 году. С началом Второй мировой войны до зимы 1942 года находился в родном Харькове. Потом весь февраль вез больную мать 350 км на санках к деду в село на Кировоградщине.

Там, в июне 1943-го и был схвачен оккупантами и отправлен на работы в Германию. По дороге, на территории Чехословакии сбежал, но был арестован и отправлен в тюрьму города Кладно.

Оттуда и попал в свой первый концлагерь «Терезин», в мае 1944 года был переведен в «Аушвиц» (Освенцим), а в июле того же года — в «Маутхаузен». Из этой «фабрики смерти» в декабре 1944-го попал в «Линц-3» — здесь в начале мая 1945 года участвовал в восстании и с группой узников пошел навстречу Красной армии в Вену.

6 мая этого года Игорь Малицкий опять был в «Маутхаузене». Здесь он отмечал годовщину освобождения узников этого концлагеря и зачитав для всех клятву узников «Маутхаузена» на украинском языке. .

Вот некоторые воспоминания Игоря Федоровича, которыми он делился во время мемориального мероприятия и днем позже, на встрече с украинской диаспорой в Вене. Они простые, искренние и очень честные.

«Помню, приехал к деду в село, был 1934 год. И спрашиваю: «А где мой друг Вася»? А бабушка да и говорит: «А он умер, от голода умер твой Вася». Не знаю, как люди выживали… В селе у старого полицейского была хата, такая крытая железом, то из нее сделали интернат — там были дети умерших родителей.

А в Харькове около нашего дома была такая подворотня, и каждое утро встаешь, а там мертвые лежат. Рядом была рабочая столовая, и около нее люди с баночками всегда стояли, просили, чтобы им вынесли остатки еды.

Тогда такое запрещалось, и милиция этих голодающих забирала и вывозила где-то за Харьков на 40-й километр — кто возвращался, а кто там и умирал.

С русского Белгорода к нам, в Харьков, также шли, просили что-то поесть. Тогда в Харькове было много рабочих, еду получали по карточкам.

Мой отец, военный, написал в село деду (отцу своему): мол, давайте, заберу вас в Харьков. А тот говорит — нет, я здесь как-то продержусь, а ты лучше забери деда Митрофана. А этот Митрофан был неженат, такой спокойный, неразговорчивый.

Забрали его в Харьков. А в городе тогда, кроме хлеба по карточкам, продавали и коммерческий хлеб, за деньги. Очередь — страшная. И вот мама, военный врач, идет на работу и берет с собой этого деда Митрофана, ставит его в очередь, чтобы после работы уже купить хлеб. И потом она рассказывает: прихожу уже с работы, а он там и стоит, где поставили, заснул и стоит.

А дядя мой умер в Сибири — его выслали туда за то, что он на тачанке с пулеметом заскочил в село, когда раскулачивали моего деда, то есть его отца. Вот дядя разогнал всю ту контору, а тогда за это и попал в Сибирь.

Голод был страшный. Кто его не пережил, тот никогда не поймет.

Когда Красная армия уже подходила к Освенциму в Польше, то нацисты начали пешком и вагонами перегонять узников из этого лагеря дальше в глубь своей территории — кого в «Бухенвальд», кого в «Равенсбрюк», а кого в»Маутхаузен».

Нас повезли в вагоне, запихивали туда ногами — ехали стоя, если кто-то умирал, то так и стоял, некуда упасть было. А на одной из станций нам в вагон бросили кольраби.


А перед этим в «Аушвице», в один из дней, нас выстроили, и проходит такая кавалькада эссэсовцев, а впереди — «доктор» Менгеле (тогда я его второй раз увидел). Он над нами и женщинами такие опыты делал, что не дай Боже.

И вот они проходят, а нам приказали открыть рты. Мы все, как те птички в гнезде, пооткрывали рты, а он идет и говорит: ого цан (Zahn, «зуб» нем. ) ого цан, хорошие зубы то есть. И записали номера.

Утром нас приводят к нему, сразу привязали голову, руки, в рот поставили кляп — и 3-4 зубы у меня вырвал без наркоза. И говорит: «Драй таге ніхт есен, нур вассер» («Три дня ничего не есть, только пить»).

А что такое три дня не есть, когда и так голодный. Через три дня приводят меня опять туда: что он там делал — или пришивал или разрезал — не знаю, но боль была страшная.

Я потерял сознание, пришел в себя лишь, когда уже лежал на нарах. Может, я там и остался бы и продолжались бы те опыты, но началась эвакуация и наш блок — 17-й — отвели на вокзал, отправлять дальше.

Везут нас, и на одной из станций в вагон бросили ту кольраби. Мы ее быстро разделили, мне два куска досталось. А я смотрю на них и плачу — что же я с ней буду делать, я же не только жевать, но и кусать не могу. И мой друг Федор Громов быстро съел свою, а потом жевал мою и кормил меня.

Я не могу до сих пор понять ту силу воли — вынуть из рта, когда есть так хочется, когда оно само глотается. А он меня кормил — вот это и называется солидарность и дружба. А то что говорят: выпили по рюмке — и уже друзья, то это не друзья, а — общие випивохи.

Привозят нас в «Маутхаузен». В Освенциме было написан «Работа освобождает», а здесь — «Кто входит сюда, оставь все надежды». Там хоть немцев выпускали иногда, а здесь — никого. В этом лагере каменоломня была страшная.

А мы же не ели ничего, голодные. Лежим с Толей Мурзаем вдвоем. Подходит к нашему блоку какой-то заключенный и кричит: «Харьковские есть»?

Говорю, что есть. А он — «Иди сюда». Подхожу, а это был военврач, еврей — Александр Иосилевич, звали его «доктор Саша». И вот он дает миску баланды, причем не из воды, а густая такая баланда, да еще и кусок хлеба.

А тогда эта баланда просто выписывалась на лежачих больных, и хоть половина уже умерло, а на них продолжали выписывать. И он говорит: «Кушайте по-трошку, не все сразу». Потому что, конечно, можно было наесться — и умереть. Но мы с Толей съели все это сразу.

Позже повели нас на ту каменоломню. Это был ад, который там творился. Я два дня работал. Слава Богу, так вышло, что я не таскал эти камни, а долбил гранит.

А Толя не попал в эту команду, а работал на верху, там клали из щебня дорожки. После второго дня говорю ему: Толя, завтра я не вернусь, если живой останешься — то скажешь моей матери, где мы были и так далее.

Он тогда побежал к этому Иосилевичу и рассказал ему, что я уже могу не вернуться. Этот Саша пошел к полякам, заключенным, которые там расписывали всех по работам.

А там была заявка из «Линц-3» — на один завод нужны были рабочие. Меня и Толю записали на этап, и когда на второй день всех вызывали опять в каменоломню, то нас уже увезли в «Линц-3». Это было во второй раз, когда, можно сказать, Саша меня спас.

Уже позже, после войны, я заканчивал горный институт, был на 5-ом курсе, женился на своей красавице-жене в 1952 году. Жили мы у тестя и тещи в их частном доме в Харькове.

Жена пошла на работу, а я сижу над дипломом и тут вижу — открывается калитка, входит какой-то мужик, и спрашивает: «Здесь живет Малицкий Игорь»? Говорю, что — я. А он бежит, бросается обнимать, а я его не могу узнать. А это Саша нашел меня.

«БЛОК СМЕРТИ»

В «Маутхаузене» в 20-й блок, так называемый «блок смерти», эссэсовцы приносили баланду, выливали ее на снег и ожидали, пока она замерзнет, а тогда мы хватали те куски и ели.

В лагере были миски, а здесь не было — заключенные снимали свои шапки и им туда наливали баланду, оттуда и ели. В этом блоке сидели, в основном, советские офицеры. Каждый день на них тренировались: как за три удара убить мужчину.

Однажды в Линце разбомбили станцию, и нашу команду заключенных погнали к ней разбирать завалы. Тогда были так называемые «бомбо-команды» из заключенных, которые должны также откапывать бомбы, которые не взорвались, а уже потом звать саперов.

И вот пригнали нашу команду, эссэсовцы окружили станцию. Тут друг Федор подбегает ко мне и говорит: «Пошли туда»! — а там вагоны перевернуты и в них мешки с сахаром, самым настоящим -настоящим! А с другой стороны в таких пакетиках — выпечка хлеба.

Помню, разорвал этот пакет с хлебом и ел — ел — ел — ел — ел этот хлеб. Уже не влезает, тошнит, а мне хочется его есть. Раскрошил я этот хлеб за пазухой. Сахар также, не знаю, сколько там съел — и за пазуху.

А Федор еще тогда попал в вагон, в котором везли шкуры, содранные с коров, коней, везли где-то на завод, еще с шерстью. Он также обмотался этой шкурой.

А наши команды не очень и проверяли уже тогда. У нас была группа из 11 человек и был закон: все, что каждый достал, делим на 11. Приходим мы в барак, размотали одеяло, высыпали крошки из хлеба, сахар и делим на 11. И как сейчас помню, а мне говорят ребята: «Майор» (лагерная кличка И. Малицкого), дай тебя облизать» (смеется). А я же в этом сахаре, скользкий…

ЛЮБИТЕ УКРАИНУ

Мое кредо: жизнь — Родине, душа — Богу, в которого веруешь, сердце — женщине, а совесть и честь — никому. И все, что делаешь, чтобы оно было на пользу Родине.

Я же должен был бы ненавидеть ту советскую власть, ведь отца моего репрессировали в 1938 году, а потом и расстреляли. Или может я должен был сразу перейти к немцам, как только они вступили. Но немцы — это оккупанты, а это — моя Родина. Я должен стоять за Родину. Поэтому можно не любить кого-то, но Родину чужим отдавать нельзя.

Я когда-то думал, будто тот Путин и хорошо для России делает. Но как только они Крым взяли, то я к нему начал относиться как к самому страшному врагу. Мало того — он враг «в квадрате». Он же — КГБист-НКВДист. Они столько людей погубили.

Я и сейчас воюю и защищаю Украину — в свои годы езжу к ребятам на Донбасс, всегда поддерживаю. Говорю: «Защищайте, ребята, нашу славную Украину, чтобы сюда никакой враг не зашел».

Мы никому не хотим ничего плохого. Не лезьте и вы к нам, делайте, что хотите у себя дома. Что у вас, территории мало? Зачем вы лезете в Украину? Мы сами здесь разберемся.

Встречался с нашим действующим президентом, ему говорил и вам скажу: не любите власть, не любите президентов, а любите свою родную Украину. Не от них зависит свобода, а от нас самих. Будем держать в своих руках, тогда и будем иметь эту свободу. И пока держим, пока Украина и свободная. Слава Украине! Героям Слава!

В Украине появился новый праздник — «День отца»

Отныне каждое третье воскресенье июня в Украине будет отмечаться День отца. В этом году праздник приходится на 16 июня. Об этом сообщает Правительственный портал.

«Кабинет министров Украины одобрил проект указа Президента об установлении Дня отца, который будет отмечаться ежегодно в третье воскресенье июня», — говорится в сообщении.

Соответствующее решение было принято 8 мая на заседании правительства.

Ожидается, что введение такого дня в Украине будет способствовать обеспечению благоприятных условий для всестороннего развития семьи, как основы общества и повышению статуса мужчины, как отца в процессе воспитания детей.

Кроме того, этот праздник будет способствовать популяризации семейного образа жизни, формирования ответственного отцовства и материнства.

День отца в третье воскресенье июня отмечают в 80 странах по всему миру.

Праздничный паровоз: рейс вокруг Киева в честь Дня Победы

По случаю Дня победы над нацизмом во Второй мировой войне в Киеве будет курсировать праздничный поезд на паровозной тяге, которым смогут воспользоваться все желающие киевляне и гости столицы. Его путешествие начнется на станции Киев-Пассажирский 9 мая в 12:50, а завершится на главном вокзале столицы в 15:19, сообщает «Укрзалізниця«.

Праздничный поезд № 897Л на паровозной тяге 9 мая будет курсировать в составе паровоза Л- 4600, пяти пассажирских вагонов и вагона-ресторана.

Путешествие вокруг Киева будет длиться около двух с половиной часов. По окончанию путешествия пассажиры смогут бесплатно посетить выставку исторического подвижного состава, расположенную около 14-й колеи станции Киев-Пассажирский.

В этом году к открытию железнодорожного движения к Международному аэропорту «Борисполь» был обновлена экспозиция выставки, отреставрированы экспонаты и установлены новые образцы уникальной исторической техники.

Традиционно движение поезда будет обеспечивать паровозная бригада из локомотивного депо Сновск.

Историческая справка. Паровоз Л- 4600 был построен Луганским заводом в 1952 году. На Юго-западную железную дорогу паровоз пришел в депо Фастов ІІ в 1959 году, а в 1966 году локомотив получил свое нынешнее место приписки — депо Сновск.

Билеты для этого интересного путешествия можно приобрести в железнодорожных кассах или онлайн. Для этого нужно отметить маршрут Киев -Караваевы Дачи. Стоимость билета для взрослых составляет — 53,24 гривны, а для детей — 24,17 гривен.

Самолет Sukhoi Superjet 100 — 33 несчастья

Название самолета Sukhoi Superjet 100 уже пару дней не сходит с первых строчек новостей во всем мире. Все потрясены катастрофой, в результате которой погибли люди.

СМИ цитируют мнения различных экспертов и свидетелей происшествия, чтобы понять: что же стало причиной этой трагедии?

И на фоне этого ажиотажа начали всплывать конкретные цифры и факты, непосредственно касающиеся печальных историй, случавшихся с SSJ100.

Не будем задерживать внимание на том, что в России до сих пор считают, что — Sukhoi Superjet 100 — это лучшее из всего, что получилось у русского авиапрома. Но в противовес этому мнению существует статистика, которую не игнорируют даже некоторые российские СМИ.

Именно об этом идет речь в материале «Газеты.ру«, которая подробно и беспристрастно раскрывает не только сценарий последней трагедии, но и общей истории этого злосчастного лайнера.

Окончательные причины события в Шереметьево еще будет выяснять следствие, однако по последним данным причиной воспламенения стала неисправность электроприборов.

В материале отмечается, что самолеты SSJ100 достаточно часто становятся виновниками серьезных авиасобытий.

Для справки. Самолет SSJ100 — первый пассажирский лайнер, разработанный в новейшей истории России.

Этот ближнемагистральный узкофюзеляжный самолет создан в середине 2000-х годов, его вместимость — от 98 до 103 пассажиров. Коммерческая эксплуатация началась в 2011 году. 

Разработка SSJ100, по официальным данным, обошлась в $2 млрд. В два с половиной раза больше средств было вложено в производство лайнеров.

Но как показала короткая история этого самолета, SSJ100 — оказался проектом с колоссальными расходами, которые были потрачены больше на создание имиджа, чем на технические возможности и инженерные решения.

России была необходима красивая история, чтобы победно вернуть себе статус авиапромышленной державы. Так и возник
Sukhoi Superjet 100, который не смотря на все усилия, не оправдал надежд.

Потому как с момента его появления в небе, он постоянно оказывается в эпицентре неприятных историй.

В октябре прошлого года лайнер SSJ100 авиакомпании «Якутия», который выполнял рейс из Улан-Удэ, после приземления выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы.

У лайнера подломились стойки шасси. Компания — производитель самолета тогда заявила, что эта неприятность вызвана внешними факторами. Но авиакомпанию это объяснение мало утешило.

С тех пор как «Якутия» начала эксплуатировать SSJ100 , хлопот у нее становилось все больше.

«Через низкую исправность SSJ100 «Якутия» фактически провалила летний сезон», — сообщил директор авиакомпании Иван Винокуров.

По словам технического директора «Якутии» Александра Зинкова, произошло 33 случая, когда двигатели выходили из строя через конструкторские недостатки камеры сгорания.

Но о проблемах SSJ100 говорили не только в «Якутии». Так, еще в прошлом году «Би-би-си» со ссылкой на внутреннюю документацию одного из перевозчиков сообщали, что эксплуатант считает лайнеры SSJ100 самыми небезопасными лайнерами в своем флоте.

У самолета есть проблемы с управлением механизации крыла, не всегда корректно работает шасси, случаются перебои в работе системы ГЛОНАСС.

В ноябре 2018 года авиакомпания Brussels Airlines отказалась от самолетов Sukhoi Superjet 100 из-за частых отказов и отсутствия перевода ряда инструкций по эксплуатации с русского языка.

В феврале этого года стало известно, что единственный европейский експлуатант SSJ100 ирландская CityJet прекращает лизинг русских самолетов. Причина — частые поломки лайнеров.

Неоднократно возникали скандалы и со стороны латиноамериканских пользователей. Например, мексиканской Interjet, которая сталкивалась и с поломками, и с недостатком деталей, и с другими «прелестями» нового проекта.

Bloomberg в прошлом году писал о том, что четыре из 22 авиалайнеров SSJ100 в парке мексиканского перевозчика не 4 летает, поскольку их используют в качестве источника запасных частей для других самолетов. А слухи о том, что Interjet может полностью отказаться от этих лайнеров, возникают до сих пор.

Отраслевые эксперты неоднократно обращали внимание, что главная проблема SSJ100 — это обслуживание после продажи. Кроме того, что у самолетов такого типа рынок достаточно мал, у производителей были проблемы с серийным производством деталей и снабжением комплектующих даже внутри России.

«Газета.ру» также напоминает, что через несколько дней исполнится семь лет трагедии, которая случилась с SSJ100 в Индонезии.

Но не смотря ни на что в ближайшие часы из столичного аэропорта России вылетит еще несколько рейсов Sukhoi Superjet 100.